My Site Title

Военные воспоминания Екатерины Николаевны Бахрах

Бахрах ЕН_1.jpeg

Весной к акции в театрах, приуроченной к 9 мая, мы собирали истории наших ветеранов, тех, кто прошел Великую Отечественную войну. И в один из дней к нам в офис пришла Екатерина Николаевна Бахрах. Вместе пили чай и ветеран вспоминала блокаду, свою семью, младшего брата. Конечно, это тяжелые вспоминания и, честно говоря, наши артисты не охотно рассказывают и вспоминают о тех событиях. На прощание она подарила книгу "В плену у блокадного детства" Т.Н. Тетерской. Там есть отрывок, очень похожий на ее историю детства, которое она провела в блокадном городе.

История Екатерины Николаевны:

Екатерина Николаевна Бахрах, житель блокадного Ленинграда. На начало войны ей было всего 6 лет, а братишке всего 2 месяца. Отчим ушел на фронт и погиб. Мама с детьми отправилась в деревню Толмачево к родственникам, думая, что там будет спокойнее. Сошли с поезда, а фашисты уже на подходе к деревне. Пришлось возвращаться обратно в Ленинград, где они и провели всю блокаду.

Из воспоминаний Екатерины Николаевны: «Было холодно и голодно, хлебные карточки по 125 грамм хлеба на человека. Хлеб был  сырой, прежде чем есть, его сушили. Под Ленинградом были поля, куда воинские части и госпитали вывозили очистки овощей, картофельную кожуру и закапывали в землю. Осенью, пока не было снега, жители города ездили туда, выкапывали эти очистки и везли домой  варить. Мы ездили туда с бабушкой.

Однажды моя бабушка нашла оброненную сумку, в которой были продуктовые карточки. По адресу, написанному на карточках, она нашла хозяйку и вернула их. В то голодное время это был настоящий подвиг. Ведь было много примеров, когда карточки воровали, убивали за них.

Мой дядя был химиком, и у него была возможность доставать денатурат. Мама разливала этот денатурат в шкалики и выменивала на еду. Еще дядя приносил столярный клей в плитках. Его топили, счищали туда кожу с кожаных ремней и этим кормили детей. А кожаное пальто отчима удалось обменять на пять конфет-подушечек.

В доме напротив был подвал, который использовали как бомбоубежище, у каждой семьи там было свое место, матрасы. Бомбежки были часто и со временем многие перестали прятаться в убежище, оставались дома. Все жители домов дежурили на чердаках. Зажигательные бомбы, которые сбрасывали фашисты, пробивали крыши и могли загореться на чердаках. Нужно было специальными щипцами взять эту бомбу и опустить в бак с песком, не дав ей разгореться.

К концу блокады я лежала, не вставала, не могла ходить от слабости, а мой младший брат не ходил потом до 5 лет». 

Возврат к списку

^