My Site Title

Фонд «Артист»: Не унижать детей жалостью, а подставить плечо…

Петербургское отделение благотворительного фонда «Артист» отметило первый год своего существования вечером в киноцентре «Пик». Зрителям показали премьеру документального фильма «На своих двоих» режиссера Натальи Шагинян-Нидэм (вместе с Евгением Мироновым и Марией Мироновой она – учредитель фонда «Артист»). В гости к петербуржцам приехал знаменитый актер и продюсер Леонид Ярмольник. Но главными действующими лицами вечера были, конечно же, дети, проходящие лечение в Институте протезирования имени Альбрехта…

Счастливый билет

История юных пациентов Института имени Альбрехта во многом схожа с той, что была рассказана с экрана в фильме «На своих двоих». Главный герой картины Саша Шульчев родился без ног и до 15 лет жил в детском доме в Нижнем Ломове. Родиться человеком с ограниченными физическими возможностями в России — это значит, что судьба твоя практически предрешена: большая часть воспитанников, подобных Саше, по достижении 18-летия переезжают в дом ветеранов и вместе с пожилыми людьми коротают свой век, живут на пособие. Но Саша вытянул счастливый билет. После нескольких операций в американском госпитале в Далласе он круто поменял сюжетную линию, в которой появились новые, близкие сердцу герои – люди, которых он назвал «мама» и «папа», младший братик Макс и друзья-волонтеры. А теперь Саше предлагают на выбор поступить в один из шести (!) престижных американских университетов…

Фильм создан в поддержку программы помощи детям-сиротам с ограниченными возможностями «Хочу ходить». Этой программой также занимается фонд «Артист», который помог собрать средства Саше Шульчеву и еще нескольким ребятам, родившимся без ног, для поездки в Америку, где им были сделаны операции по протезированию. Евгений Миронов, приславший питерскому отделению «Артиста» специальное видеопоздравление и прочитавший закадровый текст в фильме «На своих двоих», сказал: «А ведь нужно сделать не так уж и много: не лишать этих детей шанса, не унижать жалостью, а просто подставить плечо, чтобы, оперевшись на него, они смогли встать и идти дальше сами. За Сашу Шульчева можно уже не бояться, а вот за других болит душа…»

Трудно быть Богом

На петербургскую премьеру картины «На своих двоих» специально пришел артист и продюсер Леонид Ярмольник, и вот что он рассказал о фонде «Артист» и о своем отношении к благотворительности: - История Саши Шульчева, рассказанная в фильме, потрясла меня так же, как и вас. Мы с Женей Мироновым помогали ребятам, зная, что в Америке делают операции. Мы деньги собрали, отправили куда надо, но все было как-то неконкретно. А полтора года назад был устроен вечер в Москве, и нам показали видеоматериалы с историей двух ребят, у которых нет ног от рождения. А потом вдруг зажегся свет, и эти ребята, герои сюжета, пошли на… ногах. Я вам клянусь, я разревелся сразу. У меня больше потрясения не было, и я понял, что сделаю все возможное, чтобы такие ребята становились на ноги, чтобы выглядели счастливыми… Кино «На своих двоих» удивительное, доброе. В зале яблоку некуда упасть, и, слава Богу, что здесь тесно. Так совпало, что и у Жени, и у Маши Мироновых, учредителей фонда «Артист», сегодня спектакли, а я нахожусь в Петербурге, озвучиваю у Алексея Германа картину «Трудно быть богом». И когда Женя с Машей попросили меня прийти на этот вечер, чтобы представить интересы нашего фонда, то я с радостью согласился. Я с первых дней работы фонда – один из тех, кто входит в попечительский совет. На самом деле мы там все на равных, делаем, кто сколько может, используя свою популярность, свой авторитет, уважение к нам.

Мы помогаем детям с ограниченными возможностями, но родился наш фонд из желания помочь артистам. Несколько раз в жизни я испытал горькое чувство, когда я вдруг узнавал, что ушел из жизни кто-то из пожилых артистов, про которых мы давно ничего не слышали, а умер он в безденежье, не имея возможности заплатить за квартиру, за лекарства. Но гордость и воспитание этих людей не позволяло им унижаться, просить что-то для себя. Таких случаев было много, и мне становилось невероятно страшно. К сожалению, это такая дурацкая профессия, особенно актерская, что, пока артист снимается и работает, он имеет средства к существованию, у него есть деньги, его все знают, узнают, просят автографы. Но стоит артисту перестать сниматься, то все быстро заканчивается… У нас вообще в стране царит безразличие, доходящее до парадокса: пока человек себя нормально чувствует, у него ничего не болит, есть деньги на жизнь, он занят только собой. И он не понимает, что, когда он здоров и силен, самое большое наслаждение в жизни – помогать тем, кому нужно помочь. В ту секунду, когда человек это поймет, он становится счастливым. Я счастливый человек, потому что у меня есть друзья и коллеги, которые чувствуют так же, как и я…

Сколько должно еще смениться времен года, смениться президентов, чтобы в нашей стране принципиально изменилась социальная защищенность. Это же касается людей не только с ограниченными возможностями, но и просто всех нас. Когда нас будут уважать, сколько еще денег мы должны заработать на нефти?! Сегодня мир открыт, и не надо быть миллионером, чтобы поехать в Европу, Америку посмотреть, как там живут люди. Совершенно другое отношение там и к человеку здоровому, и к человеку с ограниченными возможностями. В фильме «На своих двоих» американец, чудо-хирург Тони Херринг, который сделал операции русским детям, говорит, что в 1950-е годы в США тоже было настороженное, предвзятое отношение к инвалидам-колясочникам, на них смотрели искоса, для их движения в городе не было никаких приспособлений. Но и общественность, и власти взялись за эту проблему, был принят необходимый закон, и в Америке сумели переломить негативное отношение. Вот и у нас нужно тратить деньги, везде делать пандусы, чтобы автобус опускался, когда в него въезжает инвалид, чтобы были специальные лифты, туалеты и так далее….

Но пока у нас к государству очень много претензий. Почему организовался фонд «Артист»? Если бы у нас были мощные профсоюзы и заботливое государство, то мы бы этим не занимались. Мы бы могли просто как физические лица вносить на добрые дела какие-то деньги, пока мы живы-здоровы, и, может, добровольно помогать нуждающимся. Но, конечно, заботиться о детях, стариках, больных людях должно в первую очередь государство. Пока оно это не сделает в том объеме, который необходим, будем это делать мы… Слава Богу, мир не без добрых людей. И мы продолжаем поиск новых друзей, союзников. Начиная просто от физического лица, которое может просто дать 10 рублей, 100 рублей, неважно сколько, и заканчивая банками, крупными компаниями, организациями, которые могут помогать. Есть аптеки, есть больницы, транспортные учреждения – нам любая помощь нужна. Если ты чувствуешь в себе силы помочь тем, кому ты нужен, то значит, не зря мы создали фонд! Кино – это массовое искусство, и уже есть договоренности, что после премьеры в Петербурге фильм «На своих двоих» увидят телезрители каналов «Центр» и «Культура».

История дружбы Лени Парфенова и Валеры Тутова

В титрах «На своих двоих» - множество названий компаний, организаций и частных лиц, российских и американских, что от чистого сердца помогли созданию этого фильма. Есть там и известные имена. Но если участие того же Евгения Миронова, который читает закадровый текст, вполне понятно, то что, интересно, сделал для фильма Леонид Парфенов, чье имя также возникло на экране? Обозреватель «Фонтанки» попросил рассказать об этом режиссера Наталью Шагинян-Нидэм и услышал историю весьма любопытную: -Это я попросила Леню Парфенова поехать в детский дом в Нижний Ломов, когда туда приехал из Америки наш герой Саша. У меня с Сашей к тому времени сложились уже близкие, дружеские отношения, и я понимала, что если буду брать у него интервью на камеру, то оно будет другим, чем у журналиста со стороны. Леня внял моей просьбе, но когда мы подъехали к детскому дому, Парфенов вдруг сказал: «А я не пойдут! Я боюсь, я никогда в детских домах не был… Давай мы с тобой разделимся, ты будешь снимать в детском доме, а я все остальное". Но я все-таки убедила его пойти, и Парфенова все узнали, его тут же окружили дети, и к нему подошел мальчик лет 13 - 14-ти - Валера Тутов, мальчишка без обеих рук… Он не выговаривает букву «р», говорит очень забавно: «А, это ты, Леонид Пар-фе-нов! Ой, у тебя такой классный телефон, дай посмотреть!» Леня дал, и парень, у которого нет рук, вдруг начал строчить эсэмэски с бешеной скоростью! Парфенов улыбнулся, изумился, восхитился, и у него началась своя история с Тутовым.

Полтора года Леня общался с Валеркой… Никто его не просил, не заставлял, просто Лене стало интересно. Тутов ему бесконечно звонил, они о чем-то говорили, Тутов постоянно просил класть деньги на его телефон, потому что Валерке надо было все время выходить в аську. Тем временем мы все искали Тутову семью. И вот нашлась семья в Южной Каролине, что была готова усыновить парня без обеих рук, с гепатитом С, страшного шалуна. А Парфенов уже был бесконечно покорен Тутовым. Тот оказался таким бизнесменом, он подходил и говорил: «Леня, ты можешь мне дать денег?» - «А сколько тебе надо?» - «А сколько у тебя есть?! Мне нужно… банку с огурцами купить!" И покупал, а потом открывал ее сам, не давая помочь, а потом говорил: «Мне нужно купить конфеты, зашкирить их!» И вот однажды Леня уехал снимать фильм в командировку и попросил меня: «Наташа, ты только Тутова моего не бросай!» И тут я поняла, что такое было для Парфенова общение со своим юным другом. Валерка позвонил мне сам, как только Леня сел в самолет и выключил телефон: «Наташ, привет! Леня улетел? Знаешь, у меня кончились деньги на телефоне, положи, пожалуйста!» - «А сколько тебе Леня кладет?» - «Нет-нет, Леня это Леня, а ты сколько можешь?» Я положила, но ровно через час раздался звонок: «Наташ, можешь еще положить?» - «Так я же тебе положила!» - «Понимаешь, у меня там был минус, а теперь мне нужно в аську выйти!» И я поняла, что Леня стоически, с любовью, полтора года, пока американская семья оформляла документы, вел по жизни Тутова. Парфенов рассказывал мне, что были такие моменты, когда он ведет важнейшее интервью в Кремле, а тут звонок: «Леня, это Тутов, это я, Валерка Тутов!» - «Перезвони через 15 минут». Ровно через пятнадцать минут звенел мобильник, и Лене предстояло бросить все, чтобы помогать своему другу… Недавно Тутов позвонил из Южной Каролины и сказал, что у него там проблема одна: заставляют шлем на голову надевать, когда гоняешь на велосипеде, несправедливо, ведь в Нижнем Ломове можно кататься без шлема…

Источник: «Фонтанка.ру»

Возврат к списку



^